.:: Методический материал ::.


по материалам Игоря Лаптева

КАДЕТЫ И КАДЕТСКИЕ КОРПУСА
КРАТКАЯ ИСТОРИЯ РОССИЙСКИХ КАДЕТСКИХ
КОРПУСОВ


 

    Зарождение в России закрытых военно-учебных заведений началось по воле Императора Петра Великого; в 1701 году, вернувшись из заграничного путешествия, царь основал в Москве Школу Математических и Навигационных Наук, будущий Морской Корпус. В 1712 году, также в Москве, Петр I основал Инженерную Школу, за которой через несколько лет последовали и другие, Инженерные и Артиллерийские Школы в С. Петербурге. Эти Школы, соединенные вместе, после ряда переформирований, были преобразованы в 1762 г. в Артиллерийский и Инженерный Шляхетный кадет, корпус, который в 1800 г. утратил свое значение специального учебного заведения и получил наименование 2-го кадет, корпуса. В 1732 году, Императрицей Анной Иоанновной было открыто в С.-Петербурге училище для подготовки офицеров в части сухопутной армии, названное при основании «шляхетским корпусом кадетов», а в 1800 г. получившее наименование Первого кадетского корпуса. В 1778 г. Императрица Екатерина Великая основала в Москве 1-й Московский кадетский корпус.

    Эти четыре старейших военно-учебных заведения были родоначальниками следующим за ними корпусам, постепенно создававшимся по всему простору необозримой России. В царствование Императора Александра I были созданы еще два корпуса (Пажеский и 1-й Сибирский в Омске), при Николае I— восемь корпусов (Оренбургский-Неплюевский, Нижегородский., Полоцкий, Петровский Полтавский, Орловский, Воронежский, 2-й Московский и Владимирский Киевский). При Александре II — девять корпусов (3-й Московский, Вольский, Ярославский, 2-й Оренбургский, Псковский, Тифлисский, Николаевский и Александровский в С. Петербурге, и Симбирский), при Александре III — один корпус (Донской) и при Николае II — семь корпусов (Суворовский в Варшаве, Одесский, Сумский, Хабаровский, Владикавказский, Ташкентский и Иркутский). От Варшавы до Хабаровска и от С. Петербурга до Тифлиса, по всему протяжению Российской Империи, в различных местностях и окруженные различными условиями жизни в областях необозримой России, эти 31 кадетских корпуса жили совершенно одинаковой внутренней жизнью и имели совершенно одинаковую систему образования и воспитания кадет. Кадетские корпуса в России были ни с чем не сравнимым, особым миром, из которого выходили крепкие духом, сплоченные между собой, образованные и дисциплинированные будущие офицеры, воспитанные в идеях непоколебимой преданности царю и Родине.

    Но наибольшее значение и развитие кадетские корпуса получили в начале нашего столетия, когда в 1900 г., волею Императора Николая II, во главе всех военно-учебных заведений Империи встал Великий Князь Константин Константинович, со званием их Главного Начальника, а с 1910 г. и до дня своей кончины в 1915 г. — Главного Инспектора. Являясь одним из наиболее культурных людей России того времени, человек большой гуманности и обладая даром привлекать к себе сердца молодежи, которую он и любил, и понимал, Великий Князь открыл ей свое большое сердце и посвятил ей лучшие силы своей исключительно красивой души. Кадеты быстро оценили Его идеи и Его заботы о них и ответили на них такой беспредельной любовью, таким доверием, что Великий Князь быстро завоевал их сердца и заслужил название Отца всех кадет. Богу угодно было уберечь Великого Князя от всех трагических потрясений, которые выпали на долю нашей Родины в дни недоброй памяти революции и последовавшему за ней крушению российской государственности. Великий Князь скончался 2/15 июня 1915 г., в самом расцвете своих сил, но память о нем продолжает жить в среде кадет, которые свято чтят Его заветы и все, что связано с воспоминаниями о нем.

    Главным стремлением Великого Князя па посту Главного Начальника Военно-Учебных Заведений было уничтожение в корпусах казарменно-казенного духа и замена его заботливым, любовным и чисто отеческим воспитанием. Это привело к тому, что отношения между кадетами и офицерами-воспитателями в корне изменились и состав этих последних был заменен новым типом воспитателя по призванию, заботливого и внимательного опекуна и руководителя. Этот новый дух, внесенный в воспитание военного юношества незабвенным Великим Князем, привел к тому, что во время революции и в течение гражданской войны, кадетская семья без колебаний нашла для себя правильную дорогу и доблестно исполнила свой долг в рядах воинов Белых Армий.

   Революция 1917 года и захват власти большевиками в октябре, нанесли ряд тяжелых ударов кадетским корпусам, которых новая власть не без оснований рассматривала, как среду враждебную и чуждую новым порядкам. С самого начала было сделано все возможное, чтобы разрушить установившийся быт, уничтожить старке порядки и превратить корпуса в гимназии военного ведомства, а в дальнейшем, или их полностью уничтожить, или сделать из них военные школы для будущих красных командиров. Повсеместно, кадеты ответили на эти меры сопротивлением.
 
   Во многих корпусах строевые роты, часто вместе со 2-ми ротами, соединяясь с военными училищами, приняли вооруженное участие в противодействии местным большевистским выступлениям для захвата власти. При первых известиях о зарождении Белых формирований, сотни кадет с опасностью для жизни стали пробираться в те места, где создавались белые части, и становились в ряды добровольцев.
  
   Не только кадеты строевых рот, по и младшие 12-ти и 13-ти летние мальчики устремились туда, где организовывалась вооруженная борьба против советской власти и, скрывая свой слишком юный возраст, прибавляли себе годы, чтобы добиться приема в добровольческие части. Можно было бы написать целые книги о том, как пробирались к Белым Армиям эти дети и юноши, кадеты и юнкера, как бросали свои семьи и как погибали в пути те из них, кто попадал в руки красных. Те, кому удавалось преодолеть все опасности и препятствия, после долгих трудов и поисков находили обетованную армию и вступали в ее ряды, в которых были части, состоявшие почти исключительно из кадет и юнкеров. На всех фронтах гражданской войны остались бесчисленные могилы кадет, отдавших свои юные жизни делу борьбы против насилия и надругательства над всем, что было для них дорого и свято.

   Революция и большевизм привели к тому, что за период 1917-18 г.г. погибли почти все военные училища и 23 кадетских корпуса из числа 31, существовавших в России до марта 1917 г. Судьба многих из них была трагична и сопровождалась гибелью многих кадет и юнкеров, как это было в Петрограде и в Москве, в Ярославле, Симбирске, Нижнем Новгороде, Оренбурге и во многих других местах, где военная молодежь принимала участке с оружием в руках, в противодействии захвату власти местными большевиками.

   В областях занятых Белыми Армиями сохранилось лишь несколько кадетских корпусов, в составе которых находилось также много прикомандированных кадет почти всех корпусов из других областей России.
Остались в том или ином виде, или же были восстановлены на территории Украины, под именем «войсковых бурс» при гетмане Скоропадском, корпуса Владимирский Киевский, Сумский, Одесский и Петровский Полтавский. Открылись снова Донской и Владикавказский корпуса, а в Сибири и на Дальнем Востоке — 1-й Сибирский (Омский), Хабаровский и Иркутский. В течение недолгого времени, преодолевая громадные лишения и затруднения, в них удалось   наладить занятия для собравшихся кадет, многие из которых прибывали в корпуса прямо из действующих частей Добровольческой и других Белых Армий. Крушение белых фронтов юга России в конце 1919-го и в 1920-х годах, положило конец существованию кадетских корпусов на русской земле, заставило командование приступить к их эвакуации, далеко не всегда успешной, и к устройству спасенных кадет в Югославии.
Первоначально, в Югославии (в то время называвшейся Королевством Сербов, Хорватов и Словенцев, сокращенно «С. X. С.») обосновалось три кадетских корпуса — Русский, Крымский и Донской. Хронологически, первым прибыл в Зарубежье корпус в г. Сараево, создавшийся из остатков Одесского и Киевского кадетских корпусов и 2-й роты Полоцкого.

   Эвакуация Одессы произошла 25 января 1920 г. Имелась полная возможность заранее принять необходимые меры, чтобы погрузить на пароход не только кадет, но и часть корпусного имущества, но колебания и нераспорядительность директора, полк. Бернацкого, привели к тому, что были упущены все возможности и до последней минуты не было организовано ничего. К утру 25 января фронт уже не существовал, и в городе начались беспорядки и стрельба по отходящим частям белых. Только в эту, буквально последнюю, минуту из корпуса в порт стали отправлять кадет с частью чинов персонала; большинство же кадет Одесского корпуса, числом около 400 человек, главным образом младших классов, вместе с воспитателями и преподавателями с их семьями, оказались вынужденными отходить походным порядком на румынскую границу, к г. Овидиополю, на берегу Днестровского лимана, вместе с большим числом беженцев и остатков частей Добровольческой Армии. После двух попыток перейти по льду Днестровский лиман и получить приют в Аккермане, в занятой румынами Бесарабии, все младшие кадеты и чины персонала с семьями были вынуждены вернуться в Одессу, уже занятую красными, а 1-й и 3-й взводы 1-й роты Одесского корпуса присоединились к формировавшемуся отряду ген. Васильева и ушли в поход в направлении на Тирасполь, в составе 49 кадет с четырьмя офицерами. Что касается тех, кому пришлось вернуться в Одессу из Аккермана, то судьба их долгое время оставалась неизвестной и только несколько лет спустя стало известно, что к счастью никто из них не погиб, ни в пути, ни по прибытии в здание корпуса, покинутое ими 25 января. Через Босфор и Салоники, спасшиеся морским путем Киевские, Одесские и Полоцкие кадеты, вместе с сопровождавшими их офицерами и преподавателями с их семьями, были приняты в Югославию, которая в то время называлась Королевством Сербов, Хорватов и Словенцев. Вскоре туда же прибыли через Варну младшие классы Киевского кадетского корпуса, спасенные из Одессы благодаря мужеству и самоотверженности двух кадет 5-го класса, о чем более подробно будет описано
в дальнейшем: повествовании.

   Прибывшие в Югославию кадеты были первоначально размещены в двух местах — Одесские и Полоцкие, в составе126 кадет и 20 чинов персонала, в Папчево, на берегу Тамиша, вблизи Белграда, а Киевляне, имея 95 кадет и 18 чинов персонала, в г. Сисаке, под Загребом. 25 апреля 1920 г. в Панчево прибыли также остатки двух взводов 1-й роты Одесского кадетского корпуса, отходившие на румынскую границу, в составе 39 кадет и кап. Реммерта; в составе этой группы были раненые и больные, а двоих из них пришлось временно еще оставить в Бухаресте, на излечении в госпитале.
    10 марта 1920 г., по приказу Российского Военного Агента, обе эти группы, Киевская и Одесская, были сведены в одну, сначала под названием Русского Сводного кадетского корпуса, во главе которого был поставлен директором генерал-лейтенант Б.В.Адамович, бывший начальник Виленского военного училища. В середине июня того же года, обе группы соединились в г. Сараево и образовали одно учебное заведение, которое 5 августа было наименовано Русским кадетским корпусом в Сербии, а 20 августа, по распоряжению главнокомандующего — Русским Киево-Одесским кадетским корпусом. Наконец, в приказе от 1-го октября, корпусу было присвоено окончательное название — «Русского кадетского корпуса в Королевстве Сербов, Хорватов и Словенцев»; приказ этот заканчивался словами: «Предлагаю Вам принять все меры к тому, чтобы корпус был достойным представителем великой России и светочем русской культуры в братских землях балканских славян. Генерал барон Врангель».
   Корпус пробыл в Сараево до 5 сентября 1929 г. и был переведен в г. Белую Церковь, где соединился с уже находившимся там Крымским кадетским корпусом, предназначенным к закрытию.
6 декабря 1929 г., в день корпусного праздника, Его Величество Король Александр I пожаловал корпус назначением Великого Князя Константина Константиновича его Шефом, и корпус получил наименование «Первого Русского Великого Князя Константина Константиновича кадетского корпуса», которое и сохранил до последних дней своего существования.   

по материалам Игоря Лаптева  
<в раздел

продолжение>

 
 
Hosted by uCoz